Курс валют:
USD 69,84
EUR 77,34
KZT 0,181
RUB 1,098
(0312) 66-49-60, (0312) 62-53-79 office@gf.kg
  • Кыргызча
  • Русский
  • English
  • Выбрать страницу

    РЕАЛЬНЫЕ КРЕДИТНЫЕ РИСКИ ИЛИ КАКИЕ КОРРЕКТИВЫ ВНЕС МСФО 9 К ОЦЕНКЕ КАЧЕСТВА КРЕДИТНОГО ПОРТФЕЛЯ БАНКОВ КАЗАХСТАНА

    Банки и рейтинги: комментарий специалиста.

    МСФО 9 должен применяться в отношении годовых периодов, начинающихся 1 января 2018 года или после этой даты. Требования МСФО 9 в большей мере относятся к адекватности оценки кредитных рисков, и поднимают вопросы эффективного и надлежащего управления кредитными рисками в организациях с учетом неопределённости будущих денежных потоков.

    В банковском секторе Казахстана (РК) функционируют 28 банков второго уровня, из которых 14 банков с иностранным участием, в том числе 12 дочерних банков.

    Ссудный портфель (основной долг по кредитам) банков второго уровня РК по состоянию на 1 января 2019 года составил 13 762,7 млрд. тенге, с увеличением с начала 2018 года на 1,3%. В структуре активов ссудный портфель занимает 50,7% от совокупных активов. Неработающие займы с просроченной задолженностью свыше 90 дней (NPL) составлял 1 016,3 млрд. тенге или 7,4% от ссудного портфеля (на начало 2018 года 9,3% от ссудного портфеля). Резервы по ссудному портфелю сложились в размере 1 776,6 млрд. тенге или 12,9% от ссудного портфеля (на начало 2018 года 15,6% от ссудного портфеля).

    Ключевым моментом МСФО 9 является модель ожидаемых кредитных убытков, которая предполагает более раннее признание кредитных потерь, и заменяет модель понесенных убытков. Согласно модели ожидаемых убытков, все выданные клиентам займы должны находиться в одной из трех стадий в зависимости от кредитного риска:

    • Стадия 1 – низкий кредитный риск;
    • Стадия 2 – значительное увеличение кредитного риска;
    • Стадия 3 – кредитное обесценение (дефолт);

    Казахстанские банки начали применять МСФО 9 с начала 2018 года. Отнесение активов к одной из трёх стадий главным образом осуществляется на основе собственных суждений банков. Резервы под обесценение должны отражать уровень кредитного риска, и дать возможность оценить платёжеспособность банков, и соответственно адекватность создаваемых банками резервов зависит от объективности оценки кредитных рисков.

    Недавно международное рейтинговое агентство Fitch Ratings сообщило о негативной ситуации в банковском секторе Казахстана. По итогам деятельности казахстанских банков за II квартал 2019 года Fitch выразило мнение о том, что реальный объем проблемной кредитной задолженности согласно МСФО 9 в банковском секторе более чем в два раза выше официального показателя неработающих займов равного 11,4% от валовых кредитов. Fitch считает данные по МСФО 9 более показательными для оценки качества кредитов. Согласно отчетности банков по МСФО на конец 2018 года, средний показатель кредитов третьей стадии в секторе составил 22%, а кредиты второй стадии составляли еще 7%.

    Рейтинговые агентства в целом оценивают масштабы проблемной кредитной задолженности по банковскому сектору Казахстана в пределах от 20 до 25% от ссудного портфеля (на 1 августа 2019 г.), тогда как по открытым данным Национального Банка Республики Казахстан (НБ РК) просроченные займы свыше 90 дней (дефолтные согласно МСФО 9) составили всего лишь 9,5%. Значительная разница в оценке уровня обесцененных займов казахстанских банков возникло в связи с тем, согласно МСФО 9 перевод задолженности в третью стадию (дефолт) не ограничивается просрочками свыше 90 дней и зависит еще от многих других факторов, таких как реструктуризация в связи с ухудшением финансового состояния заемщика, экономический спад в отрасли ведения бизнеса, негативные факторы макроэкономического и отраслевого характера, рыночная конъюнктура и др.

    На текущий момент НБ РК проводит процедуру ­­– тест AQR (Asset Quality Review) до конца текущего года, вместо запланированного в 2017 году стресс-тестирования банковской системы объяснив это тем, что к серьезным шоковым явлениям (санация, отзыв лицензий) она не готова. Тест AQR коснулся 14 банков, активы которых составляют 87% банковской системы, и проводится в целях анализа кредитования, оценки качества активов и уровня потребностей в дополнительном вливании капитала в данные банки. По результатам AQR эксперты и рейтинговые агентства ожидают выявления дополнительного объема токсичных кредитов, существенного увеличения резервов под обесценения, а в ряде банков привлечение дополнительного капитала и применения мер финансового оздоровления. Рейтинговые агентства Fitch и S&P не исключают реабилитацию банков за счет госбюджета, и возможно потребуются такие меры, как передача неработающих активов государственным фондам.

    Несмотря на прогнозы рейтинговых агентств и экспертов по результатам AQR, руководство анализируемых банков ожидают положительные тенденции относительно качества кредитной задолженности. В любом случае AQR используется собственная методология, отличная от принципов МСФО 9, поэтому есть вероятность того, что оценка даст другие результаты.

    По результатам деятельности 14 казахстанских банков (проходящих процедуру AQR) за 2018 год получается следующая картина, иллюстрирующая масштабы различия между статистикой НБ РК по доле NPL (90 дней +) и долей кредитов третьей стадии (по МСФО 9 после аудита финансовой отчетности) в кредитном портфеле:

    Как видно из картины (Рис.1), в рамках анализируемых банков есть незначительное совпадение доли, которое наблюдается только у двух Altyn Bank и Home Credit Bank. По остальным банкам сравниваемые показатели существенно разнятся.

    В Jysan Bank по итогам 2018 года доля кредитов третьей стадии превышал долю NPL (90 дней +) на 31,6 процентных пункта (п. п.) или почти в 4,6 раза, в Nurbank на 31,4 п. п. или в 5,1 раза, в АТФ Банке на 28,2 п. п. или в 4,1 раза, в Centercredit на 17,5 п. п. или в 3,7 раза, в ForteCredit на 16,9 п. п. или в 3,6 раза, в ВТБ на 12,4 п. п. или в 2,7 раза, в Eurasian Bank на 10,6 п. п. или в 2,2 раза, в Halyk Bank на 10,4 п. п. или в 2,1 раза, в Bank RBK на 9,8 п. п. или в 1,8 раза, в Kaspi Bank на 9,5 п. п. или в 2,2 раза, в Сбербанк на 8,4 п. п. или в 2,5 раза, в Альфа Банк на 5,8 п. п. или в 2,2 раза.

    Средневзвешенная доля кредитов третьей стадии по представленным банкам составила 23,3%, в то время как средневзвешенная доля NPL (90 дней +) всего лишь 8,0%, и соответственно разница этих показателей 15,3 процентных пункта или 2,9 раза.

    В Jysan Bank (ранее Цеснабанк) на 1 августа текущего года доля NPL (90 дней +) увеличилась до 40,6% и практически сравнялась с долей кредитной задолженности третьей стадии на конец 2018 года, что скорее всего означает переоценку новыми собственниками банка качество кредитов и размер соответствующих резервов. В 2017 году Цеснабанк по программе повышения финансовой устойчивости получил 100 млрд. тенге, но данные средства не спасли банк. В последствии власти Казахстана потратили 1 054 трлн. тенге на выкуп проблемных кредитов Цеснабанка.

    В августе текущего года агентство S&P подтвердило рейтинги Nurbank на уровне B-/B с сохранением негативного прогноза, оценив показатели качества активов ниже среднего уровня по банковской системе Казахстана. По оценкам S&P, доля кредитов третьей стадии в этом банке составляет примерно 40% от общего ссудного портфеля и 170% собственного капитала, а коэффициент покрытия проблемных кредитов резервами банка (около 25%) в S&P считают очень низким.

    Относительно АТФ Банк и Eurasian Bank, S&P считает маловероятным возможности предоставления банкам своевременной экстраординарной поддержки со стороны государства вследствие их относительно небольшой рыночной доли в финансовой системе, и поэтому понизило долгосрочный рейтинг банков до уровня B- со стабильным прогнозом. В 2017 году данные банки получали от государства по 150 млрд. тенге в рамках программы повышения финансовой устойчивости.

    В июле текущего года S&P подтвердило международные рейтинги Centercredit на уровне B/B, при этом ухудшив прогноз до негативного в связи с сохраняющейся значительной долей проблемных кредитов, выданных банком в прошлые периоды, что негативно влияет на капитализацию и качество активов банка. По данным S&P, доля кредитов третьей стадии в банке составляет 29% совокупного кредитного портфеля на начало текущего года, а уровень резервов на возможные потери по кредитам (37% от кредитного портфеля на 1 мая) в S&P считают недостаточно высоким. В 2017 году в рамках вышеупомянутой программы повышения финансовой устойчивости банк получал 60 млрд. тенге.

    Банку ForteBank в июне текущего года S&P повысило рейтинг с B до B+ со стабильным прогнозом, объясняя позитивные тенденции повышением стабильности за счет конкурентоспособности. По оценке S&P, качество активов банка ниже средних показателей сопоставимых казахстанских и иностранных банков, в связи с большим объемом проблемных кредитов, накопленных в прошлые периоды.

    Реальное качество активов Bank RBK открылось публике после смены акционеров. В III квартале 2017 года банк перестал отвечать по своим обязательствам перед клиентами, несмотря на относительно низкий уровень доли NPL (90 дней +) на 1 ноября 2017 в размере 7%. Для реабилитации банка также выделялись от государства средства свыше 240 млрд. тенге по программе повышения финансовой устойчивости, со стороны акционеров производилось дополнительная капитализация в размере 160 млрд. тенге, а также вывод за баланс проблемных кредитов на сумму порядка 600 млрд. тенге.

    По остальным банкам отношение доли кредитов третьей стадии (согласно МСФО 9) к доле кредитов NPL (90 дней +) за 2018 год в среднем составляли 2 раза.

    В банках Кыргызстана МСФО 9 также внес коррективы к оценке качества кредитного портфеля и обесценения, но результаты показывают другую картину, отличную от ситуации казахстанских банков. На Рис. 2 показано сравнение доли резервов под обесценение от кредитного портфеля по кредитам клиентов до и после внедрения МСФО 9 банками, по состоянию на 01.01.2019 г. (по данным из публикуемой аудированной финансовой отчетности банков).

    Следует отметить что, ввиду отсутствия доступных данных по NPL (90 дней +) и кредитов на третьей стадии (согласно МСФО 9) по сравниваемым банкам Кыргызстана, для анализа были использованы данные по резервам под обесценение кредитов из финансовой отчетности банков (совокупные активы представленных банков составляли 94,6% активов всего банковского сектора Кыргызстана на 1 января 2019 года).

    Как видно из Рис.2, в целом по рассматриваемым банкам после пересчета резервов под обесценение согласно МСФО 9, доля резервов уменьшилась в среднем на 1,2 процентных пункта, а размер самих резервов на 17,4% по сравнению с показателями до внедрения нового стандарта. Существенное увеличение резервов под обесценение произошло только в «Российский Инвестиционный Банк», – доля резервов увеличилась на 8,1 процентных пункта, сумма резервов на 40%, в то время как собственный капитал банка уменьшился на 54,1%. В «Айыл Банк» доля резервов увеличился на 0,5 процентных пункта, сумма резервов на 13%, а размер собственного капитала уменьшился на 5,1%. Незначительное увеличение также наблюдалось в «Дос-Кредобанк», – доля резервов возросла на 0,2 процентных пункта и сумма резервов на 14,1%, а капитал возрос несущественно (на 0,2%). В «Коммерческий Банк Кыргызстан» не произошло изменений в резервах, а во всех остальных банках резервы под обесценение кредитов клиентов сократились (Рис.2), при этом у всех сохраняется рост в капитале.

    Учитывая вышеизложенное, можно было бы сделать выводы о том, что кредитные риски и уровень ожидаемых потерь в банковской системе Кыргызстана намного ниже чем в Казахстане. Однако следует отметить, что банковское регулирование в Кыргызстане в части оценки качества активов и адекватности капитала вероятнее всего производилось более консервативно чем в Казахстане, и соответственно эффектом такого регулирования и является уменьшение доли резервов под обесценение кредитов после внедрения МСФО 9.

    Рейтинговые агентства, определяют кредитов третьей стадии более точными (по сравнению с NPL) и показательными при оценке проблемной задолженности и уровня кредитного обесценения. Но в ряде казахстанских банков считают, что в третью стадию могут попасть даже кредиты без просрочек (но имеющие признаки обесценения), кредиты обеспеченные хорошими залогами, реструктуризированные кредиты без просрочек (ранее пророченные), кредиты выданные клиентам с кратковременными финансовыми трудностями и другие работающие займы по разным критериям и факторам отнесенные к дефолтным согласно МСФО 9, и которых банки не могут рассматривать как проблемные, по большей мере в связи с пониманием положения клиентов и в целях недопущения «экстремального» развития ситуации.

    По мнению банков, клиентоориентированность является одним из действенных банковских политик в решении проблем с неработающими кредитами, в рамках которой при наличии у заемщиков финансовых трудностей по возврату кредита, банками применяется индивидуальный подход каждому из них для выхода из сложившейся ситуации на взаимовыгодных условиях. Возможно клиентоориентированность является эффективным инструментом ведения бизнеса, не противоречащим МСФО 9 в части индивидуальной оценки кредитных рисков, однако это уже предмет другого анализа.

                Эмиль Авазов,

    начальник отдела экономического анализа ОАО «ГФ».

    По материалам казахских изданий

    Источники:

    1. Сайт: www.nationalbank.kz (Раздел Статистика/Показатели финансового сектора/Банковский сектор.
    2. Стандарт IFRS 9 (МСФО 9).
    3. Аудированная финансовая отчётность коммерческих банков РК за 2018 год.
    4. Аудированная финансовая отчётность коммерческих банков КР за 2018 год.
    5. Газета «Курсив» №35 (810) 19.09.19, стр. 7 (Казахстан).

    ОАО «ГФ» ВНОСИТ ВКЛАД В ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЗАНЯТОСТИ НАСЕЛЕНИЯ

    Социальный эффект гарантий.

    Деятельность ОАО «Гарантийный фонд» (ОАО «ГФ») по поддержке малого и среднего предпринимательства (МСП) вызывает значительный социальный эффект, выражающийся прежде всего в обеспечении занятости населения.

    Оказывая содействие предпринимателям посредством гарантий, фонд одним из критериев оценки своей деятельности обозначил такой показатель, как создание рабочих мест.

    Ведь благодаря гарантийной поддержке МСП реализуют бизнес-проекты, расширяют производство, увеличивают выпуск продукции. Тем самым создаются новые и поддерживаются действующие рабочие места, люди получают зарплату, в итоге снижается социальная напряженность, сокращается бедность.

     

    Существуют разные подходы к определению степени влияния кредитных и иных ресурсов на создание рабочих мест у нас в республике. ОАО «Гарантийный фонд» летом текущего года провело эмпирическую оценку влияния гарантий ОАО «ГФ» на создание новых и поддержание действующих рабочих мест, взяв за основу показатели 2017 года.

    Исследование проводилось среди предпринимателей, получивших кредиты под гарантии. Всего с ноября 2016 года и по 31 декабря 2017 года ОАО «ГФ» утвердило 237 гарантий предпринимателям на сумму более 248 млн. сомов, что позволило привлечь от банков кредитных ресурсов на общую сумму свыше 972 млн. сомов. Благодаря гарантиям ОАО «ГФ» в 2017 году было создано 482 новых рабочих места, поддержано 2 999 действующих рабочих мест. Как было установлено в ходе исследований, в среднем на один кредит в размере 2 млн. сомов МСП создавало 1 новое рабочее место.

    В проведенном исследовании данные о занятости показали положительную корреляцию между видом деятельности и количеством созданных рабочих мест. Предприниматели, действующие в обрабатывающей промышленности, создали более 50% рабочих мест (258 рабочих мест), предприниматели, занятые в сфере туризма, 153 рабочих места и 71 рабочее место создали предприниматели, ведущие бизнес в других отраслях экономики.

    Крупные и средние предприниматели создали в среднем 4,6 рабочих места, тогда как на долю малых и микропредприятий пришлось 0,16 рабочих места.

    ОАО «ГФ» обеспечивает выдачу гарантий во всех регионах республики. В Год развития регионов поставлена цель расширить охват гарантиями местных предпринимателей, увеличить тем самым вклад в создание рабочих мест.

    Методика расчета количества созданных рабочих мест

    После несовершенных эмпирических исследований пришло время изменить подходы, применить математические методы расчетов. По поручению руководства ОАО «ГФ» Отделом стратегического развития и обеспечения гарантий (ОСРОГ) была разработана методика, позволяющая рассчитать количество созданных рабочих мест, определить социальный эффект от деятельности ОАО «ГФ». В основу методики были положены данные, публикуемые международными финансовыми институтами, государственными органами и учреждениями, а также другие публичные источники. Благодаря данной методике создается возможность определения тенденций и прогнозирования будущих показателей.

    К примеру, если в 2017 году в среднем на кредит/гарантию в размере 2,0 млн. сомов (966 млн. сом / 482 рабочих мест), МСП создавали одно рабочее место, то в 2018 году, согласно разработанной методике, прогнозируемое количество создаваемых рабочих мест составит:

    где KMF – прогнозируемое количество созданных рабочих мест;

    SKF – прогнозируемая сумма кредитов, выданных банками-партнерами;

    SSK – средняя сумма кредита на одно рабочее место за предыдущий период.

    Данная формула позволяет сделать точный прогноз количества рабочих мест, которые появятся благодаря гарантиям ОАО «ГФ»: в 2018 году будет создано 884 рабочих места.

    Зарубежный опыт

    Согласно данным исследования IFC[1], проведенного в странах Латинской Америки, кредит в сумме 100 000 долларов США влиял на создание МСП в среднем 5 рабочих мест, или создавалось 1 рабочее место на 20 000 долларов США (1,4 млн. сом). Данное исследование было проведено путем случайного отбора 37 фирм (имевших капитал для начала и расширения деятельности), представивших информацию о доступе к финансам, создании рабочих мест, заработной плате, финансовых и других показателях развития в период с 2009 по 2012 годы.

    ***

    Применение данной методики расчета количества созданных рабочих мест послужит дополнительным критерием для объективной оценки деятельности ОАО «ГФ» с точки зрения социальной эффективности гарантийной поддержки МСП.

    А. Арипджанов, начальник Отдела
    стратегического развития и обеспечения гарантий (ОСРОГ),

    Т. Маматканов, начальник Отдела
    по связям с общественностью (ОСО)

    www.ifc.org/jobcreation